Сергей Арутюнов: «Какого духовного окормления хотят писатели от Церкви?»

Янв 29 2019
На портале Правчтение опубликовано эссе поэта, руководителя творческого семинара в Литинституте Сергея Сергеевича Арутюнова об отношениях писателя и церкви.

Твоим огнем душа согрета
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Филарета
В священном ужасе поэт.

Последняя строфа
стихотворения Пушкина,
изменённая
по настоянию цензора

Памятуя о благотворном влиянии, оказанном на А.С. Пушкина стихотворной перепиской с митрополитом Московским и Коломенским Филаретом (Дроздовым), хочется воскликнуть – что за благодатные времена! Будут ли они нам даны когда-нибудь вновь?

Помимо неустанных забот о прихожанах, их каждодневных требах, Русская Православная Церковь не может не думать представителях современной русской культуры, нуждающихся в духовной опоре в странные времена, когда смысл и сам образ жизни искажается тяжкими условиями жизни духа и тела.

На тонкой грани между верой и неверием устоять практически невозможно: увы, здесь, гласит закон духовный, «или – или». В этом единственном смысле людям, выросшим в православной культуре, в известной степени, легче, чем поколениям, для которых Христос открылся в годы зрелые или преклонные.

Церковь не первый год задумывается над тем, как облегчить думающим и чувствующим людям бремя раздумий и скорбей, такое обычное для человека, но обострённое для того, кто выбрал себе юдоль литературы в качестве ремесла.

Формализация отношений

В фундаментальном документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» о культуре сказано, в частности, так:

«Встреча Церкви и мира культуры отнюдь не всегда означает простое сотрудничество и взаимообогащение.      <…> Признавая за каждым человеком право на нравственную оценку явлений культуры, Церковь оставляет такое право и за собой. Более того, она видит в этом свою прямую обязанность. Не настаивая на том, чтобы церковная система оценок была единственно принятой в светском обществе и государстве, Церковь, однако, убеждена в конечной истинности и спасительности пути, открытого ей в Евангелии. Если творчество способствует нравственному и духовному преображению личности, Церковь благословляет его. Если же культура противопоставляет себя Богу, становится антирелигиозной или античеловечной, превращается в антикультуру, то Церковь противостоит ей. Однако подобное противостояние не является борьбой с носителями этой культуры».

Более узкие темы были рассмотрены позднее. Подготовительные материалы были направлены на доработку осенью 2017 года, и с тех пор ещё не были дополнены настолько, чтобы отлиться в готовую форму. Доработать документ поручено комиссии Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, главой которой назначен Председатель Издательского Совета, митрополит Калужский и Боровский Климент.

В эти январские дни Владыка пригласил к себе писателей. Им, по замыслу митрополита Климента, было предоставлено слово с тем, чтобы они сами рассказали, в каких видах духовного сопутствования им со стороны Церкви они наиболее нуждаются.

Собрались люди из разных городов и областей России, приехали гости из Риги и Минска.

«Россия – пишущая, сочиняющая страна, и так повелось в давние годы. С глубокой древности наш народ сам сочинял и передавал из поколения в поколение свои сказки и былины. Христианство не просто их адаптировало, а приняло в себя как значимую часть векового наследия. В свою очередь, классическая литература поднялась на почве высокой христианской культуры русского Средневековья. Так, можно говорить о том, что Пушкин и Достоевский вышли из «Повести временных лет» и «Слова о полку Игореве». Русская культура и поныне живёт словом, основана на нём. Первая рукописная книга Руси – Евангелие, первая точно датированная печатная книга России – «Апостол» (часть Священного Писания). Ещё при Ярославе Мудром изъявлялся, как бы сейчас сказали, государственный заказ на написание житийной литературы, которая тогда ничем не отличалась от сегодняшней художественной, и так появилось Житие предательски убитых святых князей Бориса и Глеба», - постулировал Владыка.

«Церкви важно знать, как вы, писатели, видите своё место в сегодняшней культуре, и что может сделать для вас Церковь. Может быть, вам интересно было бы живое общение с архиереями, рекомендации в сфере богословия, разъяснения глубин христианского вероучения, оценки иерархами современных явлений культуры?» - предположил митрополит Климент и предоставил слово собравшимся писателям.

Вопросы, поставленные таким образом, не могли не взволновать, и они – взволновали, несмотря на то, что каждый из приглашённых писателей знал о теме встречи и готовился к ней.

Писатель, помощник митрополита Климента Дмитрий Володихин изъяснил свои нужды так:

«Лично мне важно слышать оценки Церкви в отношении происходящего вокруг, и особенно в сфере общественной жизни и культуры. Обилие информации зачастую такое, что в основном современный человек отсеивает её, получая на выходе ноль, а не здравые оценки действительности. В старину англичанин не начинал беседы о политических событиях, покуда не прочитает свежий номер «Таймс». В наши времена полезно было бы образованному русскому человеку прежде услышать голос Церкви, а уж потом, учтя его, рассуждать о том, что происходит в жизни общества».

Недвусмысленно выразился Игорь Прососов:

«Издательская политика некоторых крупных издательств сегодня во многом опирается на поддержку темы ЛГБТ. Литературные произведения, муссирующие тему девиаций, по данным маркетологов, «хорошо продаются». Может ли Церковь влиять на подобные процессы, притормаживая их?»

- Я хорошо понимаю, о каком издательстве вы говорите, - незамедлительно откликнулся Владыка. – Оно выпустило «Библию», адресованную представителям такого рода меньшинств. Мы считаем, что священный текст, которым является настоящая Библия, не может быть соответствующим образом адресован и адаптирован. Если реакции на наше письмо не последует, мы будем вынуждены свернуть контакты с этим издательством.

Писатели не могли не посетовать на недостаток литературных разговоров со священниками.

- К сожалению, далеко не каждый священник может беседовать с вами о ваших рукописях или книгах. Кто-то скажет «не канонично» и пойдёт служить дальше. Прав ли он? Не думаю. Но следует принимать во внимание, что священник исполняет требы прихожан, часто строит или ремонтирует храм, а иногда просто боится давать оценки, - пояснил Владыка.

Вячеслав Бондаренко предложил Церкви занять более активную роль в формировании социального заказа писателям на книги православного содержания. Он не видит ничего дурного в том, как формировался подобный заказ в советские годы. Писателей возили и даже командировали на производства, крупные стройки, и получали конкретный результат, производимый впечатлением от поездок.

- Можно так же идти путём масс-медиа, которые выпускают по особенно популярным книгам телесериалы, сопровождаемые порой агрессивной рекламой.

- Кстати, о не каноничности, - добавила Ирина Иртенина. – Православные издательства с большим трудом определяют рамки «благочестия», стремясь, быть может, к чрезмерной строгости, когда оценивают художественные произведения. При этом забывается, похоже, о том, что литература представляет собой особую реальность, в которой допустим вымысел, поскольку вся она ориентирована на занимательность. «Опирайтесь на жития» - замечательный совет, однако в житиях святые не говорят, а действуют. Что же, сделать их в художественных книгах молчаливыми, лишить прямой речи? – поставила она вопрос перед митрополитом Климентом.

- Житийная и художественная литература сегодня значительно отличаются, - ответил митрополит. – Но, так или иначе, некоторые правила ограничения православным издателем должны соблюдаться. Так, нельзя в художественных произведениях доходить до приписывания святым чудес, которых не было. Мы также не понимаем, как можно распространять книги, где батюшки дают более чем сомнительные а то и прямо безнравственные советы прихожанам. Поймите – не страшно, если вы напишете про святого, что он неопрятен, а келья его не прибрана. Святые прозорливы, но им жаль времени на быт. Они чувствуют, что бытовые заботы отнимают время от моления, обращенного к Господу. Да, некоторые варили суп в консервной банке, не желая искать потерявшуюся кастрюльку! Но они – святые. И описывать их жизнь можно даже с такими деталями. Просто вымысел вымыслу рознь. С тем и призываем вас общаться с нами, чтобы вы понимали разницу между вымыслами, - заключил митрополит Калужский и Боровский Климент.

Подобные встречи будут продолжены: из них вырастает полноценный диалог писательского сообщества с Церковью.