«Толстой был против феминизма»: в Барнауле прошла встреча с Павлом Басинским

Июл 25 2019
В рамках фестиваля «Шукшинские дни» на Алтай приехал руководитель творческого семинара в Литинституте Павел Валерьевич Басинский. Репортаж о встрече с писателем и литературоведом вышел на портале AltaPress.

23 июля 2019 в Барнауле в библиотеке Шишкова прошла творческая встреча с известным писателем в жанре нон-фикшн Павлом Басинским. В основном его спрашивали о Льве Толстом, чью биографию он описал не один раз. Басинский рассказал, как один из главных романистов России относился к феминизму, почему нельзя верить дневникам и кого будут читать через 100 лет.

О чем рассказал Павел Басинский

О грани между нон-фикшн и документальным романом

— Когда вышла моя книга «Лев Толстой: Бегство из рая», мне писали, что это роман. Я долго против этого протестовал. У нон-фикшена есть один закон — ничего нельзя придумывать. Классический провал: «Толстой подошел к окну и подумал…». Мы не знаем, что подумал Толстой. Придумывать нельзя, потому что пропадает доверие читателя к автору.

Работать с архивами — очень сложная работа: многие документы не отобраны, надо уметь разбирать почерк. Если берут дневники и мемуары, нужно учитывать, что не все написанное там — правда. Психологи доказали, что когда люди ведут дневник, они подсознательно видят перед собой своего читателя. И неизбежно приукрашивают себя.

Многое детали своей жизни люди забывают. Например, Людмила Сараскина, которая писала биографию Солженицына при его жизни, рассказывала, что когда он говорил о себе, она постоянно поправляла его: «Нет, Александр Исаевич, это было не так! Я вам расскажу, как это у вас было».

О причине ухода Толстого

Причина ухода Толстова (бегство из Ясной поляны, которое стоило ему жизни — прим. altapress.ru) — конфликт с женой Софьей Андреевной. Он написал завещание, в котором ее не было, она об этом догадалась, и в семье начался кошмар.

Такая была особенность Толстого — он старался делать жизнь свою интересной, придавал ей «романность», так как кроме Кавказа и Севастополя никаких потрясений в его жизни не было. Поэтому он вводит своих родственников в «Войну и мир»: князь Болконский — это его дед, княжна Марья — его мать, Наташа Ростова — Кузьминская, младшая сестра Софьи Андреевны. Жизнь перетекла в роман и стала бесконечно интересной.

На мой взгляд, к концу жизни Толстой был больше философом, чем писателем. Он, как Диоген, искал свою бочку. Толстой ушел из Ясной Поляны не умирать, а найти место, где бы его не окружало много людей, чтобы общаться не с миром, а с богом.

О Толстом и феминизме

Если бы Толстой вдруг сейчас ожил, то у него было бы полностью патриархальное мышление. Женское движение он не принимал. Считал, что женщина должна быть женой, матерью. А когда пришел к совсем радикальным идеям, вообще думал, что нужно не жениться и сохранять целомудрие. Когда ему говорили: «Лев Николаевич, так ведь род человеческий тогда не будет продолжаться», он отвечал: «Ну, во-первых, будет, потому что найдется кому его продолжать; а, во-вторых, а зачем?».

Софья Андреевна еще поэтому обижалась на него. Не сказать, что она была феминистка. Ее скорее раздражало, что она не может реализовать себя в творческом плане. Хотя она хорошо рисовала, музицировала, занималась фотографией, скульптурой.

О писательстве

По молодости любым писателем движет тщеславие, и это нормально. Толстой был таким же и не скрывал этого. Потом это становится ремеслом. Я когда пишу большую книгу, жизнь становится осмысленной, структурируется. А когда заканчиваю — возникает пустота, начинаешь нервничать. Поэтому я одну заканчиваю — сразу принимаюсь за вторую.

Кого будут читать через 100 лет

Есть такая иллюзия у писателей, что вот сейчас я никому не нужен, а через сто лет меня будут читать. Как правило, этого не происходит. Толстого, Пушкина, Достоевского читали при жизни и они были вполне себе известны. А «Преступление и наказание» было хитом среди молодежи, все студенчество его читало.

За полуторачасовую встречу писатель ответил на десятки вопросов. Авторам трех самых интересных он подарил свои книги с автографами.

На встрече присутствовал гость Шукшинского фестиваля, актер Андрей Мерзликин. Он пошутил, что «оказывается, на такие встречи надо ездить в Барнаул», потому что увидеться с занятым писателем в Санкт-Петербурге или Москве невозможно. Также он рассказал, что книги Павла Басинского оказали на него большое мировоззренческое влияние.

Читать дальше...