Ольга Аминова ищет хорошие книги, которые не заметили издатели

Авг 4 2019
Доцент Литинститута Татьяна Александровна Сотникова (пишущая под псевдонимом Анна Берсенева) специально для «Новых Известий» взяла интервью у издателя Ольги Аминовой.

В этом году в российском книжном мире произошло важное событие: открылось литературное агентство и школа «Флобериум». Его создатели не скрывают, что аристократизм духа, присущий любимому ими Гюставу Флоберу, лежит в основе концепции их агентства. Об этом рассказывает руководитель «Флобериума» Ольга Аминова.

– Ольга, не знаю, как Вам, а мне постоянно приходится слышать два совершенно противоположных мнения о современной отечественной литературе. Одно писательское - негде издать свою книгу, другое читательское - нечего почитать. При этом, когда заходишь в книжный магазин, глаза разбегаются от новинок. Так кто ошибается - писатели, читатели, издатели?

– Не ошибаются ни писатели, ни издатели, ни читатели. У каждого своя правда. Начнем с растерянного писателя. На российском книжном рынке становится все меньше игроков, исчезают или переживают очень сложные времена маленькие издательства, новые не возникают. Соответственно, автор оказывается в растерянности: куда пойти, кому предложить свою рукопись? Вот и рассылает ее по разным адресам в надежде, что хоть где-нибудь заметят и отзовутся. В это время издательства, редакции, выпускающие современную российскую прозу, тоже находятся в растерянности: почтовые ящики переполнены письмами от авторов. Требуется порою несколько лет, чтобы прочесть и отрецензировать присланные рукописи. Отчего так происходит? С одной стороны, увеличилось количество пишущих. С другой стороны, количество штатных редакторов осталось неизменным. Они, в силу своей загруженности, не в состоянии читать самотек, поэтому первым ситом оказываются внештатные рецензенты, которые далеко не всегда хорошо разбираются в современных литературных тенденциях, потребностях целевой аудитории. Иногда рекомендуют к изданию графоманов, пропуская действительно качественные тексты.

– А главным пострадавшим при этом оказывается читатель...

– А читатель, приходя в книжный магазин, ошалевает от изобилия книг, теряется в выборе. Как вы знаете, в большинстве периодических печатных изданий, когда приходится затянуть пояса, первым делом сокращают полосу книжных рецензий, оттого и СМИ, информирующих о новинках в литературе, становится мало. Донести до потребителя информацию о произведении оказывается очень сложно. Неинформированный читатель от избытка предложений, как правило, не совершает покупки. Отсюда и проистекает – «читать совершенно нечего».

– Поэтому Вы с Татьяной Булатовой и открыли «Флобериум»? Или были какие-нибудь секретные причины для такого решения?

– Причин несколько. Первая, самая главная: осознаваемая нами потребность рынка. Для нас абсолютно очевидно, что во взаимоотношениях автора – издателя – читателя требуется посредник. Так поставлена работа в Европе и США: именно агент, разбирающийся в литературе, знающий интересы того или иного издательства, ориентирующийся в тенденциях книжного рынка осуществляет отбор авторов, которые достойны того, чтобы быть представлены редактору. Литературное агентство, таким образом, сокращает путь писателя к издателю и читателю. Вторая причина – желание сделать что-то свое, работать на себя. Увы, в горячо мною любимом издательстве «Эксмо», где я проработала 12 лет, у меня не оказалось дальнейших перспектив роста. Третья причина – давнее стремление наконец-то объединить опыт сестер. Да, Татьяна Булатова и Ольга Аминова – сестры, несмотря на разницу фамилий. Мы обе окончили филфак, обе защитили кандидатские диссертации на кафедре литературы у одного и того же профессора – Надежды Васильевны Алексеевой, обе преподавали в университете (Татьяна доцентствует до сих пор), только я – редактор, а Татьяна – писатель. Иначе говоря, мы находимся на одном боевом поле по разные стороны баррикад, оттого и знаем о проблемах книжного рынка с разных сторон.

– И каково это, смотреть на современную литературную ситуацию глазами не издателя, а автора, интересы которого Вы представляете? Какой она видится, радостной или безнадежной?

Не радостной, но и не безнадежной. Работая в издательстве, я всегда старалась смотреть на ситуацию и глазами редактора, и глазами автора. Но при этом, знакомясь с произведениями некоторых начинающих писателей, я иногда ловила себя на мысли об их вменяемости. Я понимаю, как непросто оказаться автором, которого прочтет редактор. Осознавала, как трудно получить обратную связь, когда тебе отказали. Недавно у меня был случай: отправила в редакцию своим бывшим коллегам тексты одного автора. На удивление быстро получила ответ: «Читали его произведения еще в 2009 году и отказали». Я к писателю – как так получилось, что я захожу в те воды, в которые он уже входил? Ответ был прост: «Оказывается, читали… Я-то думал, раз ответа нет, значит, рукопись затерялась где-то».

– То есть это обычная практика, когда автор не получает из издательства вообще никакого ответа?

– Начинающие авторы ждут порой несколько лет ответа из издательства, не понимая, что в случае отказа никто не будет информировать и объяснять, почему отклонили рукопись. Может быть, дело в творческих недочетах, а может быть, в отсутствии нужной серии… Но вот что удивило меня, когда я в качестве агента стала представлять авторские проекты в издательства: крах делового этикета. Не ответить на письмо, не выразить приветствия, оставить без внимания вопрос, настаивать только на одной точке зрения – все это стало в порядке вещей. И мне хочется воскликнуть: «Коллеги, одумайтесь! Если из нашей жизни уйдут этикет, вежливость, уважение, церемонность, великий Хам проникнет в святая святых – в лабораторию творчества, в искусство создания книги». Издательства – книжные, журнальные, газетные – испокон века были оплотом интеллигентных людей, специалистов тонкой душевной настройки.

– Теперь это не так?

– Я чувствую, что происходят серьезные изменения в издательской среде. Это проявляется в отношении к автору. Некоторыми он воспринимается как крепостной крестьянин, который без согласия барина не может перейти в другое издательство. Таким образом с легкостью нарушаются его авторские, имущественные права. Недавно один знакомый писатель рассказал о своей встрече с редактором. На вопрос, как последний оценивает результаты продаж серии, был получен ответ: «Вы не оправдали наших надежд!» А каким образом он должен был оправдывать? Если вы в него поверили, если оценили, если посчитали возможным сделать авторскую серию, значит, не в нем дело, а в вас, дорогие издатели. Это вы не оправдали надежд автора! Может быть, неправильно определили целевую аудиторию или неверно обозначили уникальное свойство бренда, соответственно, выбрали не то оформление, построили не ту коммуникацию с читателем или вообще ее не построили? На мой взгляд, заявить такое писателю не только хамство, но и абсурд.

– Хочется надеяться, что автору может все-таки и повезти...

– Да, к счастью, в издательском мире есть замечательные редакторы, есть профессионалы. Главное – попасть именно к ним. Но это очень непросто. Представляете, сколько желающих!

Читать дальше...