Когда о них потомки говорят. Геннадий Красников о поэзии фронтовиков

Фев 19 2020
К 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне в «Литературной газете» открыта серия публикаций «Военный архив». Продолжается серия стихами фронтовых поэтов Вячеслава Афанасьева, Бориса Богаткова, Павла Винтмана, Захара Городисского, Павла Когана, Алексея Лебедева, Бориса Смоленского, Иосифа Уткина, Никролая Майорова – с предисловием Геннадия Красникова.

Перечитывая стихи фронтовых поэтов, вновь и вновь поражаешься непостижимой тайне поэтического слова, обладающего пророческим, почти мистическим видением и ведением. Разве не удивителен тот факт, что практически все полегшие на полях Великой Отечественной поэты предсказали в стихах свою гибель?.. Борис Смоленский, погибший двадцатилетним в первые месяцы войны, ещё в 1939 году напишет о людях, «умерших очень молодыми», которые «неожиданно и неумело» – «умирали, не дописав неровных строчек…».

Алексей Лебедев, штурман подводной лодки, словно заворожённый невольным предчувствием, почти с кинематографической визуальностью несколько раз в стихах повторит одну и ту же картину:

Лежит матрос на дне песчаном,
Во тьме зелёно-голубой...

И, конечно, ещё один в ряду других классический случай с пророческими стихами Николая Майорова, который как наваждение улавливал в слове таинственные знаки будущего. Знаменитое гениальное «Мы» с хрестоматийными строками:

Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете как миф,
О людях, что ушли не долюбив,
Не докурив последней папиросы...

А самое потрясающее поэтическое прозрение в стихах Майорова касается даже не личной судьбы, но исторического будущего, в котором идущий на смерть поэт и воин предчувствует что-то тревожное, тёмное. Он по-солдатски сурово предупреждает об опасности, размеры которой мы только сейчас начинаем осознавать:

Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждём приказа нового. И пусть
Не думают, что мёртвые не слышат,
Когда о них потомки говорят.

Так что же «говорят потомки»? Вот некий Александр Подрабинек, выражающий квинтэссенцию клинической ненависти и патологической неблагодарности подобных ему доморощенных борцов с нашим прошлым: «... Пора прекратить лицемерные причитания о чувствах ветеранов, которых оскорбляют нападки на советскую власть. Презрение потомков – самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима...»

Ни на том, ни на этом свете не дают покоя нашим старикам-ветеранам, русским солдатам, живым и мёртвым... Фронтовик Николай Панченко, выдающийся поэт, абсолютно не востребованный новым «демократическим» временем, напишет в одинокой старости горькие строки об итогах жизни своего поколения:

Завершенье – искусство! – по сути
безответно всему вопрошать...
Мы – умрём –
И отборные суки
Сядут наши дела завершать.

Мы не имеем права предавать память об этом, отдавать людям без «чувства человеческого достоинства», подлецам и клеветникам на поругание нашу Победу. Мёртвые нам не простят, будущее нас не простит…

Читать дальше...