Анна Берсенева: «После написания книги я словно выжатый лимон»

Фев 26 2018
На новостном информационно-развлекательном сайте "Ева.ру" опубликовано интервью с популярной писательницей Анной Берсеневой - выпускницей и преподавателем кафедры художественного перевода Литинститута Татьяной Александровной Сотниковой.

Анна Берсенева, известный российский писатель, сценарист, литературовед, кандидат филологических наук и доцент Литературного института имени А. М. Горького, дала эксклюзивное интервью для читательниц Евы.ру.

Анна Берсенева — литературный псевдоним Татьяны Александровны Сотниковой. Первый ее роман «Смятение чувств» появился в издательстве ЭКСМО в 1995 году, с тех пор издано около 40 книг в жанре городского романа общим тиражом более 3 миллионов экземпляров. Экранизировано 15 романов, рейтинговые сериалы по ним прошли на "Первом канале" и канале "Россия 1", автором сценариев выступает сама Анна Берсенева. Часто пишет в соавторстве с мужем, писателем Владимиром Сотниковым, лауреатом Бунинской премии «За философскую емкость художественных образов».

— Татьяна, насколько хорошо вы знаете свою родословную? Были ли писатели в вашей семье? Гены сработали или все же ваша индивидуальная особенность?

— Не могу сказать, что знаю родословную - мои сведения о предках ограничиваются прадедами. Что писателей среди них не было, знаю точно, но так же точно знаю, что все они с огромным уважением относились к культуре. Про бабушек-дедушек и родителей я это просто помню. Когда была маленькая, мне казалось, что такое отношение к культуре - ко всему, что создает человеческий дух, - естественно, иначе и быть не может. Когда поняла, что для большинства людей это совсем не так, была просто поражена.

— Вы преподаете уже много лет в Литературном институте имени Горького. Видите свое призвание в этом? Получаете от студентов позитивный заряд или чаще сталкиваетесь с разочарованием?

— Преподавать в Литинституте я начала в 1989 году, и с тех пор не было ни одного дня разочарования. Ну, правда, я не ожидаю какой-то сугубой гениальности ежедневно и от всех студентов, но ощущение, что немалая часть моей жизни проходит среди талантливых или, как минимум, не примитивно относящихся к жизни и искусству молодых людей, - есть у меня всегда, и это не иллюзия.

— Сложно жить в творческой семье? Вы ведь пишете не только совместные книги, но и сценарии. Часто спорите по поводу сюжета?

— В творческой семье жить не сложно, а радостно. Иначе, наверное, нашей с писателем Владимиром Сотниковым семье не исполнилось бы в этом году 35 лет. (А знакомству - еще больше). Книги совместные мы как раз не пишем: у нас совсем разные повествовательные манеры. А сценарии пишем и вместе, и по отдельности, и только сценарии переводим потом в общие книги. Кино - это в любом случае коллективный труд, и сценарная работа тоже может быть коллективной, да практически всегда и бывает. Так что возможность коллективно трудиться, отлично понимая друг друга, как это происходит в нашем с мужем случае, - это благо. О сюжетах сценариев не спорим - мы их обсуждаем. Надеюсь, плодотворно.

— У вас с мужем двое взрослых сыновей. Какие три основных принципа вы закладывали в их воспитание?

— Мы не формулировали воспитательные принципы, тем более не подсчитывали их. Любым родителям хочется понимания с детьми, а это возможно только в том случае, если схожи взгляды на жизнь, представления о добре и зле. Ну и нам этого хотелось. Чтобы дети были порядочными, добрыми, разумными людьми. Это получилось.

— Вам сейчас легче или сложнее дается создание книги, чем, например, 10 лет назад?

— Я написала первую книгу в 1995 году, и это получилось очень легко, буквально на одном дыхании. Так оно обычно и бывает, кстати, поэтому издатели с опаской относятся к успеху первой книги - понимают, что первого дыхания хватает ненадолго, а сумеет ли автор найти в себе второе и третье, неизвестно. Сейчас, конечно, писать тяжелее. После каждой новой книги я едва живая в буквальном смысле слова. Она отнимает все силы, эмоциональные и даже физические. Отдала вот сейчас в издательство новый роман «Кристалл Авроры» и понимаю, что «выжатый лимон» - не преувеличение, а преуменьшение. Но это так и должно быть, и я рада, что у меня это до сих пор так. Иначе книги не получаются, и нет смысла их писать.

— В юности мечтали связать свою жизнь с книгами, с литературой? Или ориентиры были иные?

— Всегда знала, что так будет. Но когда заканчивала школу, понимание того, в какой форме это может происходить, было смутным. Поэтому поступила на факультет журналистики. Хотелось яркой жизни, общения с интересными людьми, движения, и журналистика казалась самой подходящей для этого профессией. В этом смысле разочарования не было, кстати, и журналистикой я в разных формах продолжаю заниматься всю жизнь. Литературный труд появился много позже.

Читать дальше...