Алексей Варламов: «Где тексты про сегодня?»

Мар 1 2019
Чем живет Литинститут сейчас, какие книги читает ректор, что ждет литературу в эпоху клипового мышления и многие другие темы удалось затронуть Юрию Татаренко в интервью с Алексеем Варламовым.

Что связывает Пришвина, Бунина и Розанова? Можно ли назвать смерть Василия Шукшина убийством? Что происходит с литературой, когда закрываются толстые журналы? Поэт и журналист Юрий Татаренко представляет последнее интервью из серии «"День книги" в Бердске». Герой - Алексей Варламов.

— Чем живет Литинститут под вашим руководством?

— В начале 90-х наш вуз переживал тяжелые времена. И, к счастью, уцелел. Но довольно сильно изменился, и в чем-то — не в лучшую сторону. К примеру, в советское время было невозможно поступить в Литинститут после школы. Сегодня правила изменились, и очень заметно, что абитуриентам не хватает жизненного опыта. Не было раньше и такого явления, как образовательный стандарт. А ведь у нас творческий вуз, и хотелось бы подальше уйти от программы обычного филфака. Другие трудности связаны с тем, что не в самом лучшем состоянии общежитие, что реконструкция помещений института проходит без переселения студентов и преподавателей.

Еще мне не нравится, что проход в институт со стороны Тверского бульвара по-прежнему закрыт. Но игнорировать вопросы безопасности в центре Москвы тоже не дело. У нас не проходной двор, но любой журналист может связаться с ректоратом и беспрепятственно получить разрешение на посещение занятий, встречу с преподавателями и так далее.

Вообще, считаю, что наши студенты — счастливые люди: они живут и творят в очень интересную эпоху. Сегодня нет цензуры, а это значит, никого не высылают за границу, не рассыпают гранки книг. Не устаю повторять студентам: реализовать себя в литпространстве трудно, но шансы есть всегда. В свое время появление Толстого и Достоевского было чудом, а не закономерностью. И это значит, подобные чудеса еще произойдут. Я в это верю.

— Понятно, что очень непросто совмещать пост ректора и практическую писательскую деятельность. Остались ли для вас интересные персоны для жизнеописания?

— Кажется, я закрыл для себя тему ЖЗЛ: семь книг — это немало. Но если подумать… Очень интересная личность — Василий Розанов, ушедший от нас ровно сто лет назад. Его биография уже есть, но хотелось бы написать о нем более страстно.

— Многое ли из книжных новинок удается прочесть?

— Я член жюри премии «Ясная Поляна», поэтому читать приходится немало. Кроме того, нередко книги мне дарят их авторы. Какие-то интересные тексты рекомендует супруга.

Что запомнилось? Мне очень нравится новый роман «Брисбен» Евгения Водолазкина. У Яхиной, надо сказать, получились обе книги: «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои». Заметил, что почему-то крайне мало произведений о современности. Мне это непонятно. Видимо, мы еще «не закрыли» двадцатый век.

В то же время писатели стали выпускать документальную прозу, это очень хорошая тенденция. Серия ЖЗЛ сейчас на подъеме: активно себя проявили Захар Прилепин, Павел Басинский, Сергей Шаргунов, Майя Кучерская, Валерий Попов, ваш покорный слуга…

— Какое место в вашей жизни отводите поэзии и драматургии?

— Стихов никогда не писал. Сочинил единственную пьесу, но понял, что это не мое. Из современных поэтов-мастеров с интересом читаю Максима Амелина, Сергея Гандлевского, Олесю Николаеву. В хороших стихах — правильная пропорция мыслей и чувства. Одинаково приемлемыми считаю и рифмованный стих, и верлибр.

— Что ждет литературу в эпоху клипового мышления?

— Как ни странно, сегодня роман — наиболее востребованный жанр. Читатель хочет купить книгу и погрузиться в мир героев, испытать множество переживаний. В прорицатели не записывался, но думаю, что коммерческое будущее именно за романом. Разумеется, чтобы писать большую прозу, писателю нужно обладать талантом, длинным дыханием. В конце концов, требуется элементарная усидчивость. Недавнее закрытие отечественных толстых литературных журналов, «Ариона» и «Октября», — это грустные новости, безусловно. «Октябрь» выгнали из помещения, а оно стоит пустое — очень странно все это, просто бред какой-то! Но давайте посмотрим правде в глаза: литература на этом не заканчивается.

Читать полностью...